SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Нашей работе будут пытаться мешать. Влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Они хорошо устроились. У них «всё есть». Их всё устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его. Но будущее принадлежит не им. Оно принадлежит нам. Таких, как мы, абсолютное большинство. Мы будем действовать. Терпеливо, прагматично, последовательно, взвешенно. Действовать прямо сейчас. Действовать завтра и послезавтра. Мы преодолеем кризис, отсталость, коррупцию".

«Россия, вперёд!»,
Дмитрий Медведев

"А что, как разлетится этот туман и уйдет кверху, не уйдет ли с ним вместе ...город, .. исчезнет как дым и останется прежнее Финское болото, а посреди его, пожалуй, для красы, бронзовый всадник на жарко дышащем загнанном коне".

«Подросток»,
Ф.М. Достоевский

Кто там рожден, чтобы вымысел Поэта сделать былью?


ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ
Исправление закона о публичных слушаниях


Генеральная прокуратура РФ
Чайке Ю.Я.
125993, ГСП-3, Россия, Москва
ул. Б. Дмитровка, 15а

ип-спб-08.05.11

Уважаемый Юрий Яковлевич!

Согласно уведомлению Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 25 апреля 2011 года за №86/1-135-2011, направленному в адрес Андроновой О.О., организация проверки доводов, изложенных в ее обращении о неисполнении требования прокуратуры об исключении коррупциогенных факторов из Закона Санкт-Петербурга от 20.07.2006 №400-61 «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге», направленном в Генеральную прокуратуру Российской Федерации депутатом государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации Пономаревым И.В., поручена прокуратуре Санкт-Петербурга.

У меня имеются достаточные основания полагать, что прокуратурой Санкт-Петербурга возложенная на нее обязанность по проверке надлежащим образом не выполняется по следующим основаниям:

30 сентября 2010 Прокуратурой СПб вынесено Требование № 7/4-12/9-2010 «Об изменении нормативного правового акта с целью исключения выявленного коррупциогенного фактора» (далее - Требование № 7/4-12/9-2010), в котором сказано: «Проведенной антикоррупционной экспертизой Закона Санкт-Петербурга от 20.07.2006 № 400-61 «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге» (с последующими изменениями) выявлено наличие в нем коррупциогенный факторов, установленных Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96. 08.10.2010г».

В связи с Требованием № 7/4-12/9-2010, Законодательным Собранием Санкт-Петербурга был подготовлен Проект закона Санкт-Петербурга О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга "О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге".

Согласиться с тем, что указанный проект закона устраняет коррупциогенные факторы, нельзя.

Поводом для привнесения Требования № 7/4-12/9-2010 послужила широта дискреционных положений нормативно-правового акта и наличие юридико-лингвистической неопределенности.

Однако проектом Закона такие факторы не только не устранены, но напротив, порождены. Кроме того, закон вводит дополнительные ограничения, не предусмотренные Градостроительным Кодексом Российской Федерации, что является нарушением принципа разграничение предметов ведения.

Так, согласно Проекту закона:

1. "помещение, пригодное для проведения публичных слушаний, - находящееся в государственной или муниципальной собственности помещение, оборудованное для демонстрации обсуждаемой документации, ведения аудиозаписи выступлений участников публичных слушаний, а также отвечающее требованиям доступности для инвалидов".

Таким образом, нормативно-правовым актом субъекта Российской Федерации незаконно вводится ограничение в отношении использования для целей проведения публичных слушаний помещения, находящегося в государственной, либо муниципальной собственности, что недопустимо.

При этом помещения, которые находятся не в государственной или муниципальной собственности, но в большей степени отвечают требованиям для проведения общественных мероприятий, необоснованно исключаются из мест проведения публичных слушаний.

Кроме того, само по себе соответствие помещения требованиям строительных норм и правил ещё не означает, что оно может обеспечить достижение целей проведения публичных слушаний, так как важнейшее значение имеет транспортная доступность данного места.

В статье 7:

1) абзац второй пункта 1 изложить в следующей редакции:

"Публичные слушания проводятся в помещениях, пригодных для проведения публичных слушаний и расположенных на территории, в отношении которой осуществлена разработка (подготовка) документации. В случае отсутствия на указанной территории таких помещений публичные слушания проводятся в помещениях, пригодных для проведения публичных слушаний, ближайших к указанной территории.";

Замечания к указанной норме аналогичны замечаниям к ст. 1 проекта Закона.

4. В статье 10-1:

абзац шестой пункта 7 изложить в следующей редакции:

"Публичные слушания по вопросам предоставления разрешений проводятся в помещениях, пригодных для проведения публичных слушаний и являющихся ближайшими по отношению к земельному участку и (или) объекту капитального строительства, применительно к которым запрашивается разрешение. Выбор помещения, в котором проводятся публичные слушания по вопросам предоставления разрешений, обеспечивается уполномоченным органом."

Замечания к указанной норме аналогичны замечаниям к ст. 1 проекта Закона.

Но, пожалуй, основным нареканием в отношении предлагаемого закона является то, что в нём отсутствуют нормы, по существу и являющиеся камнем преткновения.

А именно:

2. Проектом закона по прежнему не введена форма учёта мнения населения, таким образом, невозможно осуществить контроль за соответствием выводов комиссии по землепользованию и застройке относительно результатов публичных слушаний, фактическому мнению населения. Иными словами, градостроительные ошибки прикрываются мнением населения, которое по существу учитывается произвольно. Никакой формы подсчёта положительного или отрицательного мнения населения относительно предмета обсуждения не существует и новым проектом не вводится.

В случае со строительством ОДЦ «Охта» это привело к грандиозному скандалу, разрешить который стало возможным лишь после вмешательства федеральных властей.

Кроме того, в соответствии со ст.ст. 28, 39, 40 Градостроительного Кодекса РФ порядок организации и проведения публичных слушаний регулируется нормативно-правовыми актами местного уровня (органов местного самоуправления).

В Санкт-Петербурге предусмотренные законом полномочия органов МО осуществляются органами исполнительной власти. Однако регламента проведения публичных слушаний, как нормативно-правового документа, регулирующего процедурные вопросы проведения публичных слушаний (на всех стадиях слушаний) не существует, что предоставляет возможность организаторам проведения публичных слушаний фактически искажать предмет обсуждения (как это было при обсуждении проекта ОДЦ «Охта»), впоследствии ссылаясь на отсутствие обязанности по соблюдения регламента.

Иные участники публичных слушаний, в таком случае, лишаются возможности признать такие слушания несостоявшиеся по признаку их несоответствия нормативно-правовому акту местного уровня.

3. В Требовании указано: «В соответствии с п.2 ст.6. Закона на экспозиции документации должны быть представлены иные информационные и демонстрационные материалы, обеспечивающие полноту и достоверность информирования граждан по обсуждаемой документации.

Одновременно п.6 ст. 10-1. установлено, что для проведения экспозиции материалов уполномоченным органом обеспечивается представление иных информационных и демонстрационных материалов, обеспечивающих полноту и достоверность информирования граждан по обсуждаемым разрешениям, определенных Правительством Санкт-Петербурга, в случае предоставления указанных материалов заявителем.

Формулировка «обеспечивающие полноту и достоверность» носит оценочный, субъективный характер. В одной норме закона указано на обязательность предоставления данных материалов, в другой - в зависимости от волеизъявления заявителя. До настоящего времени перечень указанных материалов Правительством Санкт-Петербурга не определен».

Прошедшая третье чтение редакция Закона «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге» в отношении информации, предоставляемой на слушания содержит следующее уточнение: «абзац восьмой пункта 6 изложить в следующей редакции:

«иные информационные и демонстрационные материалы, обеспечивающие полноту и достоверность информирования граждан по обсуждаемым вопросам о предоставлении разрешений в случае предоставления указанных материалов заявителем». (пп.2 п.3 ст.1 проекта)

Обращаю Ваше внимание на то, что новая редакция нормы, признанной коррупциогенной, во-первых, по-прежнему не раскрывает содержания «материалов, обеспечивающих полноту и достоверность», а, во-вторых, предоставляет заявителю полную свободу в выборе предоставляемых материалов, при этом, вовсе не обязывая его предоставлять какие-либо сведения.

Пунктом 2 статьи 24 Конституции РФ установлено: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом».

Пункт 1 статьи 3 Закона №400-61 гласит: «Публичные слушания проводятся в соответствии с настоящим Законом Санкт-Петербурга в целях учета интересов физических и юридических лиц при осуществлении градостроительной деятельности, соблюдения прав человека на благоприятные окружающую среду и условия жизнедеятельности».

Таким образом, информация, сведения, представляемые на публичные слушания, являются материалами, непосредственно затрагивающими права человека на благоприятную окружающую среду. В то же время, в новой редакции законопроекта, вопрос об их содержании и, в целом, целесообразности представления, оставлен на усмотрение заявителя. Приняв указанную редакцию соответствующего пункта, Законодательное собрание Санкт-Петербурга, ограничило право человека на доступ к документам и материалам, непосредственно затрагивающими его права и свободы.

Как указано в Требовании Прокуратуры Санкт-Петербурга, согласно п.п.«а» п.З установленных Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96, широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность оснований принятия решения является коррупциогенным фактором.

Иными словами, новая редакция п.2 ст.6. Закона №400-61 не только не устранила обнаруженный Прокуратурой Санкт-Петербурга коррупциогенный фактор, но и создала правовую основу для более широкого злоупотребления.

4. Требование Прокуратуры Санкт-Петербурга гласит: «Согласно п.3 ст.7. Закона протоколы обсуждения документации должны содержать:

основные вопросы обсуждения, а также предмет разногласий между организатором подготовки документации и заинтересованными лицами, (при наличии разногласий);

краткое изложение обоснованных предложений и замечаний участников обсуждения в отношении обсуждаемой документации;

краткое изложение позиций и обоснованных предложений участников обсуждения документации.

Участники публичного слушания вправе не позднее четырех дней после проведения обсуждения документации представлять в письменном виде свои аргументированные предложения и обоснованные замечания для включения в

протокол.

При этом понятие «заинтересованные лица», «обоснованные» предложения и замечания данным Законом, иными нормативными правовыми актами не определены, в связи с чем данная норма предоставляет необоснованно широкие полномочия должностным лицам при ведении протоколов публичных слушаний».

Законопроектом, принятым Законодательным собранием Санкт-Петербурга в третьем чтении 27 апреля 2011, в п.3 ст.7 Закона №400-61 внесены следующие изменения:

«2) в абзаце пятом пункта 3 слова «заинтересованными лицами» заменить словами «участниками публичных слушаний»;

3) в абзаце седьмом слово «обоснованных» заменить словом «аргументированных» (пп.2 и 3 п.2 статьи 1 Законопроекта).

С учетом внесенных изменений, в новой редакции указанное положение представляется следующим образом:

«Уполномоченный орган оформляет протоколы обсуждения документации (далее - протоколы), которые составляются на основе стенограмм обсуждений, представленных предложений и замечаний физических и юридических лиц по документации.

Протоколы должны содержать:

состав информационных и демонстрационных материалов;

состав участников обсуждений документации;

основные вопросы обсуждения, а также предмет разногласий между организатором подготовки документации и участниками публичных слушаний (при наличии разногласий);

краткое изложение обоснованных предложений и замечаний участников обсуждения в отношении обсуждаемой документации;

краткое изложение позиций и аргументированных предложений участников обсуждения документации.

Участники публичного слушания вправе не позднее четырех дней после проведения обсуждения документации представлять в письменном виде свои аргументированные предложения и обоснованные замечания для включения в протокол.

Протокол подписывается лицами, указанными в пункте 2 настоящей статьи, в срок не более двух дней со дня окончания представления предложений и замечаний граждан для включения в протокол.

Срок оформления протокола составляет не более семи дней».

Таким образом, во-первых, субъектами правоотношений, о которых идет речь в п.3 ст.7 Закона №400-61 выступают не заинтересованные лица, статус которых не определен, как указано Прокуратурой Санкт-Петербурга, но:

- физические и юридические лица (абзац первый рассматриваемой нормы);

- участники обсуждения документации (абзацы четвертый, шестой и седьмой);

- участникам публичных слушаний (абзацы пятый и восьмой);

- граждане (абзац девятый).

Такое многообразие не позволяет сформулировать объем прав, которыми данное положение наделяет участника публичных слушаний, участника обсуждения, гражданина и юридическое лицо. Следовательно, неясным представляется и объем волеизъявления участников слушаний, подлежащих включению в протокол.

Таким образом, изменение наименования «заинтересованное лицо» на «участник публичных слушаний» не устранило существующий коррупциогенный фактор, никак не определило статус участника слушаний, не ограничило объем полномочий должностных лиц при ведении протоколов публичных слушаний.

Во-вторых, представляется неясной цель замены неопределенного действующими нормативно-правовыми актами понятия «обоснованные» на так же никак не определенное понятие «аргументированные». Возникает вопрос: кто и следуя какой логике будет оценивать «аргументированность» того или иного предложения (замечания)?

Более того, непонятно, почему замена произведена лишь в абзаце седьмом п.3 ст.7 Закона №400-61, в то время, как в шестом и восьмом абзацах по прежнему используется понятие «обоснованные».

Позиция Прокуратуры Санкт-Петербурга четко указывает на необходимость нормативного закрепления конкретных характеристик предоставленных участниками слушаний замечаний (предложений) или же устранение любого критерия, позволяющего такие замечания (предложения) в протокол публичных слушаний не включать.

Изменения, внесенные в рассматриваемую норму пп.2 и 3 п.2 статьи 1 Законопроекта представляются попыткой создать «иллюзию деятельности», не имеющей никакого реального веса и никак не влияющую на коррупциогенные положения нормативно-правового акта.

В связи с изложенным, для меня остается неопределенной и неэффективной роль надзорного органа субъекта – Прокуратуры Санкт-Петербурга - в процессе изменения положений коррупциогенного закона.

Считаю необходимым отметить, что в отсутствие государственно-правовых гарантий прекращения полномочий высших должностных лиц Санкт-Петербурга, в том числе глав соответствующих администраций (а на уровне Муниципальных образований это возможно), проведение публичных слушаний в Санкт-Петербурге, с учётом предложенного проекта закона, лишено подлинного конституционно-правового смысла.

Во-первых, результат публичных слушаний определяется произвольно, регламент отсутствуют, формы подсчёта мнения населения так же отсутствуют.

Во-вторых, уполномоченный орган в сфере градостроительства не связан результатами публичных слушаний, т.е. мнение населения значения не имеет.

Основываясь на изложенном и для защиты права и свобод человека и гражданина

ПРОШУ:

1. Обязать прокуратуру Санкт-Петербурга вести активную и эффективную деятельность в порученном ей направлении, в частности:

- провести антикоррупционную экспертизу проекта Закона «О внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге»;

- по результатам проведенной экспертизы принять, предусмотренные действующим законодательством меры прокурорского реагирования.

Приложения:

1. Обращение Андроновой О.О.;

2. Уведомление Генеральной Прокуратуры Российской Федерации Андроновой О.О.;

3. Уведомление Генеральной Прокуратуры Российской Специализированной группы экологии рядовой архитектуры.

С уважением,

Депутат Государственной Думы

Федерального собрания

Российской Федерации ………………………………………… Пономарев И.В.

24 мая 2011


Вместе мы победим!