SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ | Оспаривание жульничества и воровства по 18 и 19 территории Колпинского района СПб


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

________________________________________________________________________

ЗАЯВИТЕЛЬ: Николаева Татьяна Алексеевна

ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ ЛИЦО:

Санкт-Петербургская избирательная комиссия

190107, Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, д.6

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга

по делу №2-773/12 от 9 февраля 2012 года

9 февраля 2012 года Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга отказал Заявителю в удовлетворении заявленных требований.

Заявитель полагает данное решение незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

1. Отказ в удовлетворении заявленных требований суд обосновывает тем, что: «…Николаева Т.А. указывает на возможную фальсификацию итогов голосования, за что предусмотрена уголовная ответственность по статье 142.1. Уголовного кодекса Российской Федерации, а Санкт-Петербургская избирательная комиссия не наделена полномочиями по установлению, расследованию, доказыванию таких обстоятельств, событий, действий, которые могут повлечь за собой уголовную ответственность, суд полагает обоснованным направление заявления Николаевой Т.А. для рассмотрения в прокуратуру Колпинского района Санкт-Петербурга».

Заявитель полагает, что данный вывод суда не основан на материалах дела.

Согласно тексту заявления, направленного Заявительницей в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию, Заявитель обнаружила расхождение между данными основного документа, фиксирующего результаты выборов (протокола УИК №654) и официально обнародованными данными.

Заявитель просила Заинтересованное лицо разобраться в ситуации, провести соответствующую проверку и принять меры к восстановлению реального соотношения голосов. Иными словами, как прямо указано в обращении в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию, Заявитель просила принять меры по защите избирательных прав граждан (в т.ч. и Заявителя лично).

В заявлении не содержится указания на совершение преступления, не выдвинуто предположений о виновных (намеренных) действиях территориальной избирательной комиссии по фальсификации или иной информации, позволяющей рассматривать обращение, как сообщение о совершении преступления.

В ответ на вопросы представителя Заявителя представитель Санкт-Петербургской избирательной комиссии пояснила, что вывод о соответствующем характере обращения, был сделан Санкт-Петербургской избирательной комиссией на основании умственного заключения, в то же время, должностное лицо так и не смогла указать, что именно в обращении позволяет расценить его, как сообщение о преступлении.

Ответа на этот вопрос не содержится и в отзыве: «В своем заявлении Николаева Т.А. указывает на возможную фальсификацию итогов голосования, за что предусмотрена уголовная ответственность…», дословно повторяет формулировку суда Санкт-Петербургская избирательная комиссия.

Заявитель не был услышан в судебном заседании и продолжает настаивать в апелляционной жалобе: о фальсификации выборов в его заявлении не было речи, делать вывод о том, что Николаева Т.А. указывала на возможную фальсификацию можно только в случае, если такое указание имело место в обращении гражданина. В обращении Заявителя такого указания не содержалось, следовательно, вывод суда голословен.

Заявитель полагает, что несоответствие выводов суда обстоятельствам дела в данном случае является основанием для отмены решения в понимании части 1 статьи 330 ГПК РФ.

В то же время обстоятельства, действительно имеющие значение для рассматриваемого спора, судом определены вовсе не были – суд проигнорировал многократные указания представителя Заявителя в судебном заседании и указание в самом обращении в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию на единственное основание к обращению – нарушение избирательных прав граждан (в т.ч. Заявителя).

А именно, в обращении Заявитель сообщает:

«Согласно части 3 статьи 20 Федерального закона N 67-ФЗ, комиссии обеспечивают реализацию и защиту избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Согласно пункту а) части 10 статьи 23 Федерального закона N 67-ФЗ, Избирательная комиссия субъекта Российской Федерации осуществляет на территории субъекта Российской Федерации контроль за соблюдением избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

2. «Право Санкт-Петербургской избирательной комиссии обращаться с представлениями о проведении соответствующих проверок и пресечении нарушений закона в правоохранительные органы, органы исполнительной власти предусмотрено п.5 ст.20 Федерального Закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» - указывает суд.

• Часть 4 статьи 20 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" определяет обязанность комиссии в пределах своей компетенции рассматривать поступившие к ним в период избирательной кампании обращения о нарушении закона, проводить проверки по этим обращениям и давать лицам, направившим обращения, письменные ответы в пятидневный срок.

Акцессорное по отношению к указанной обязанности право обращаться с представлениями о проведении проверок и пресечении нарушений закона в правоохранительные органы не нивелирует обязанность соответствующей комиссии рассматривать обращения граждан и проводить проверки по этим обращениям и давать лицам, направившим обращения, письменные ответы.

Более того, дополнительно предоставленное право не снимает с избирательных комиссий обязательство по защите избирательных прав граждан.

«Комиссия осуществляет следующие полномочия, связанные с проведением выборов депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, депутатов муниципальных советов, выборных должностных лиц местного самоуправления в Санкт-Петербурге, референдума Санкт-Петербурга, местного референдума в Санкт-Петербурге:

… контроль за соблюдением избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» - гласит статья 4 Закона Санкт-Петербурга от 18 декабря 2006 г. N 587-95 "О Санкт-Петербургской избирательной комиссии".

Иными словами, проведение проверки по вопросу соблюдения избирательных прав граждан в любом случае находится в исключительной компетенции Заинтересованного лица. Соответствующие правоохранительные органы, даже в случае обнаружения ими в действиях ответственных лиц состава преступления «фальсификация», все равно, не наделены правомочием восстанавливать нарушенные в связи с данным преступлением избирательные права.

Именно по этой причине законодатель указал, что рассмотрение обращений граждан в пределах компетенции избирательной комиссии осуществляется исключительно данной комиссией (Часть 4 статьи 20 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации").

Обращаться с представлениями соответствующая комиссия может по вопросам, выходящим за пределы ее компетенции. Заявитель очередной раз обращает внимание суда на статью 4 Закона Санкт-Петербурга от 18 декабря 2006 г. N 587-95 "О Санкт-Петербургской избирательной комиссии" относящую надзор за соблюдением избирательных прав граждан Российской Федерации к исключительной компетенции Санкт-Петербургской избирательной комиссии.

Акцессорное право обращаться с представлениями о проведении проверок и пресечении нарушений закона является составной частью проверки, проводимой избирательной комиссией по обращению гражданина.

В случае если рассмотрение обращения находится вне компетенции Санкт-Петербургской избирательной комиссии применению подлежит вовсе не пункт 5 статьи 20 Федерального Закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а подпункт 5 пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации". Данное правоположения определяет порядок направления обращения гражданина в соответствующий государственный орган согласно компетенции.

Суд смешал в одно два совершенно разных действия государственного органа: право обращаться с представлениями о проведении проверок и пресечении нарушений закона в правоохранительные органы (дополнительное по отношению к обязанности рассматривать по существу обращение гражданина о нарушении избирательных прав), не снимающее с государственного органа обязанности по рассмотрению обращения, и обязанность по направлению обращения, в случае если его рассмотрение находится вне компетенции соответствующего органа.

Фактически имело действие по направлению обращения Заявителя, действия по вынесению представления вовсе не было. Представление по смыслу правового понятия (к примеру, согласно статье 24 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. N 168-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации") является обращением должностного лица, органа государственной власти с требованием о принятии действий к устранению нарушений закона. Данное требование подлежит немедленному рассмотрению по существу, т.е. установление непосредственно органом, которому адресовано представление фактов наличия или отсутствия нарушений уже не требуется, требуется лишь принятие мер, которые позволили бы избирательной комиссии восстановить соответствующие избирательные права граждан.

Документ же направленный в прокуратуру Колпинского района не являлся требованием о соответствующих действиях, а представлял собой лишь сопроводительное письмо о направлении обращения в порядке компетенции (согласно уведомлению Заявителя). В данном документе не содержалось никаких требований, сведений о нарушении закона органами прокуратуры и проч.

Таким образом, изложенный в решении вывод суда, о том, что Заинтересованное лицо в связи с обращением Заявителя обратилось с представлением о нарушении закона в прокуратуру Колпинского района в порядке пункта 5 статьи 20 Федерального Закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", не соответствует обстоятельствам дела и является следствием неправильного истолкования закона.

Кроме того, расценив направление обращения Заявителя в прокуратуру Колпинского района, как обращение Заинтересованного лица с представлением о проведении проверки и пресечении нарушений закона в правоохранительные органы, вместо того, чтобы признать его направлением согласно компетенции (компетенции, разумеется, в понимании Санкт-Петербургской избирательной комиссии и суда, а не Заявителя) по смыслу подпункта 5 пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" суд применил закон, неподлежащего применению в данном случае (пункт 5 статьи 20 "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации").

Не основанный на обстоятельствах дела вывод суда о том, что Заявитель сообщала о фальсификации выборов в своем обращении, тем не менее, не обосновывает направление обращения в прокуратуру Колпинского района.

Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" (части 1 и 2 статьи 1) определяют компетенцию органов прокуратуры:

«Прокуратура Российской Федерации - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

… В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет… надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина».

Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации" (часть 1 и пункт 2 части 4 статьи 1) определяют компетенцию следственного комитета:

«Следственный комитет Российской Федерации… - является федеральным государственным органом, осуществляющим в соответствии с законодательством Российской Федерации полномочия в сфере уголовного судопроизводства.

… Основными задачами Следственного комитета являются… обеспечение законности при приеме, регистрации, проверке сообщений о преступлениях, возбуждении уголовных дел, производстве предварительного расследования, а также защита прав и свобод человека и гражданина».

Заявителя удивляет, почему суд, пусть даже в нарушение закона характеризовав обращение Заявителя в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию, как сообщение о преступлении, счел правомерным его направление в прокуратуру, в полномочия которой не входит рассмотрение таких сообщений.

Заявитель полагает, что расценив ее обращение, как преступление, суд по дополнительным основаниям должен был признать незаконным направление в прокуратуру, поскольку вопрос должен был бы находиться не в ведении данного органа.

Фактически унифицировав деятельность органов прокуратуры, включив в нее и функции следственного комитета, суд не применил подлежащие применению части 1 и 2 статьи 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации", определяющие компетенцию органов прокуратуры.

• Часть 2 статьи 26 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" гласит: «органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы и должностных лиц, которые осуществляют контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, не вмешиваются в оперативно-хозяйственную деятельность организаций».

Ранее Заявитель уже цитировал статью 4 Закона Санкт-Петербурга от 18 декабря 2006 г. N 587-95 "О Санкт-Петербургской избирательной комиссии", относящую надзор за соблюдением избирательных прав граждан Российской Федерации к исключительной компетенции Санкт-Петербургской избирательной комиссии.

Прямое действие часть 2 статьи 26 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" имеет в данном случае, ведь обращение Заявителя касалось именно и исключительно нарушения избирательных прав граждан (и в обращении Заявитель прямо на это указывает, ссылаясь на часть 3 статьи 20 Федерального Закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"), а, следовательно, рассмотрение его по существу органами прокуратуры представляло бы собой выход за пределы установленной законом компетенции последней.

Проигнорировав это обстоятельство, суд не применил часть 2 статьи 26 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" во взаимосвязи со статьей 4 Закона Санкт-Петербурга от 18 декабря 2006 г. N 587-95 "О Санкт-Петербургской избирательной комиссии", в то время как именно этими положениями следовало руководствоваться при оценке характера правомерности направления на рассмотрения в прокуратуру обращения о нарушении избирательных прав граждан.

С учётом изложенного, руководствуясь статьями 320-322, 328 ГПК РФ,

ПРОШУ СУД:

Отменить Решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга по делу №2-773/12 от 9 февраля 2012 года полностью и принять по делу новое решение по существу заявленных требований.

Приложения:

Копия апелляционной жалобы для заинтересованного лица;

Квитанция об уплате государственной пошлины;

Копия доверенности представителя.

«___»_____________2012 года Представитель Николаевой Т.А. по доверенности, Е.П. Напара

_________________________________


Вместе мы победим!