SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ | Оспаривание жульничества и воровства в ТИК 21 по Колпинскому райну СПб.


САНКТ-ПЕТЕРУБРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

По делу № 2-422/12 Колпинского районного суда

ЗАЯВИТЕЛЬ:

Якушенко Сергей Васильевич,

Заинтересованные лица:

Территориальная избирательная комиссия № 21

196655, С.-Петербург, Колпино,

ул.Урицкого, д.1/4, каб.12

Санкт-Петербургская избирательная комиссия

190107, С.-Петербург, Исаакиевская площадь, д.6

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Я обратился в Колпинский районный суд с заявлением (т.1, л.д…), дополненным позже – т.2, л.д.221), в которых просил:

-признать незаконными действия Территориальной избирательной комиссии № 21 по повторному подсчету результатов голосования по избирательным участкам №№ 627, 629, 630, 633, 635, 637, 675, 678, 680, 681, 682, 638, 641, 646, 651, 652, 654, 657, 661, 662, 664, 665, 666, 667, 668 на выборах 04.12.2011 г. в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга;

- признать недействительными официально объявленные итоги голосования на выборах 04.12.2011 по избирательным территориям (неточно названных мною округами) Санкт-Петербурга №№ 18 и 19 в части результатов голосования по выборам депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга,

-обязать Санкт-Петербургскую избирательную комиссию назначить новые выборы Законодательного Собрания Санкт-Петербурга по избирательным территориям (неточно названных мною округами) Санкт-Петербурга №№ 18 и 19 .

16 июля 2012 года судья Колпинского районного суда Вересова Н.А. решила отказать (т.3, л.д.208-222) в удовлетворении моего заявления.

Однако, во-первых, основания для признания недействительными итогов голосования и выборов депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга по избирательным территориям Санкт-Петербурга №№ 18 и 19 и для обязания Санкт-Петербургской избирательной комиссии назначить новые выборы Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в ходе судебного рассмотрения полностью доказаны (п.1).

Во-вторых, происшедшее на суде доказывает, что судья Вересова Н.А. приняла указанное решение под давлением (п.2).

В-третьих, принятое решение судьи Вересовой Н.А. является незаконным и необоснованным в связи со следующими нарушениями процессуального и материального права (3).

1.На суде прокурор Федорова Ю.О., представитель заинтересованных лиц Карасев Д.Ю. указывали (т.3, л.д.201) на ст.77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Там, в частности, говорится:

«1.2. … В случае, если допущенные нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума, суд может признать итоги голосования, результаты выборов недействительными….

3. Суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в муниципальном образовании, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, незаконного отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.».

Если бы прокурор Федорова Ю.О., представитель заинтересованных лиц Карасев Д.Ю. действительно выступали на стороне закона, то они заинтересовались бы нарушениями порядка подсчета голосов, воспрепятствованию наблюдению за их проведением, о том, позволяют ли эти нарушения выявить действительную волю избирателей, о чем на суде много говорили я, адвокат, многочисленные свидетели, и приняли меры к восстановлению законности. Но они пошли по пути поддержания нарушителей закона.

На суде доказаны следующие основания для признания недействительными итогов голосования и выборов депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга по избирательным территориям Санкт-Петербурга №№ 18 и 19 и для обязания Санкт-Петербургской избирательной комиссии назначить новые выборы Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.

1.1.Доказательства нарушений на выборах, представленные заявителем.

1.1.1.В ходе суда свидетели Беляков В.Г., Коршаков В.В., Смирнова Т.А., Николаева А.Г., Зайцев В.А., Богданова Н.И., Андронова О.О., Глушкевич И.С., Сизенов Е.П., Смирнова И.Ф., Петрова Т.С., Богданова М.Н., Самедова Г.Г., Мохонько И.А., Мохонько Е.Д. и другие подтвердили данные протоколов, полученные ими и наблюдателями на выборах (т.2, л.д.37-48, л.д.190-199, т.3., л.д.144-150).

1.1.2.В ходе суда большинство указанных свидетелей подтвердили отсутствие жалоб, заявлений о нарушениях в ходе голосования и до окончания подсчета голосов в качестве оснований для повторного подсчета голосов и отсутствие у них информации о повторном подсчете голосов.

1.1.3.Ни один из представленных Санкт-Петербургской избирательной комиссией протоколов участковых избирательных комиссий по территориям №№ 18 и 19 (т.2, л.д.56-185) не имеет сведений о жалобах (заявлениях) о нарушениях в ходе голосования и до окончания подсчета голосов.

1.1.4.Сам председатель ТИК-21 Клейменов С.С. в своем ответе от 26.12.2011 г. сообщил (т.3, л.д.54), что: «…До подписания итоговых протоколов претензий, замечаний, особых мнений от представителей политических партий не поступило».

1.1.5. Сведения подавляющего большинства из представленных Санкт-Петербургской избирательной комиссией протоколов участковых избирательных комиссий по территориям №№ 18 и 19 (т.2, л.д.56-185) значительно отличаются от сведений протоколов, представленных заявителем (т.1, л.д…). Эти отличия заключаются в первую очередь в уменьшении числа голосов, поданных за партии «Справедливая Россия», «Яблоко», КПРФ, ЛДПР и другие, и приписывании сотен голосов партии «Единая Россия».

1.1.6.Свидетель Самарина С.И. показала на суде (т.3, л.д.39-41):

-(т.3., л.д.40) когда принималось решение об отмене итогов голосования и повторном подсчете, я конкретно с зам.председателя Рябиченко спускалась, и тот участок, по которому принималось решение пересчитать - пересчитывали. Пересчитывали вдвоем

-наиболее частым были расхождения в протоколах, выданных наблюдателям, и цифрах, которые были в ТИК. Протоколы, которые находились на руках у наблюдателей, отличались от протоколов, которые поступали в ТИК. Это была основная жалоба, в связи с чем проводился повторный подсчет голосов…

-подтвердились данные ТИК

-копии протоколов, которые были у наблюдателей и цифры в них я не видела, не могу их комментировать и анализировать …

-(т.3., л.д.41) мы считали вдвоем с Рябиченко…

-времени для пересчета бюллетеней требовалось около 2-х часов на один участок…

-мне неизвестно о факте пересчета бюллетеней за 20 минут

-там где пересчет проводился силами территориальной комиссии, председатели участковых избирательных комиссий не присутствовали, кандидаты в депутаты не присутствовали…

- мы не извещали наблюдателей о проведении пересчета, они были постоянно и действия комиссии были для них прозрачны…

-что происходит с первичным протоколом – я не занималась документооборотом, этим вопросом занимался председатель комиссии, всё под контролем.

(т.3, л.д.42) Рябиченко протокол не брал, мы считали, составляли протокол, потом сверяли…

-мы подписывали все решения комиссии, расписывались под протоколами, по которым производился пересчет…

-вдвоем осуществлялась работа по пересчету голосов…

-мы считали отдельно по Законодательному собранию и Государственной Думе – я жалоб не помню. Отдельно по каждой партии…

-там не было столов в помещении, мы брали с собой два стула. По Госдуме мы с Рябиченко не пересчитывали, я во всяком случае в этом не участвовала, а по ЗАКСу бюллетени были разложены на действительные и недействительные, что облегчало повторный пересчет голосов…

Тем самым Самарина С.И. убедительно подтвердила следующие факты нарушения избирательного законодательства в ТИК-21.

1.1.6.1.Понятно, что решение по любому бюллетеню, вызывающему сомнение хотя бы у одного члена комиссии, должно приниматься комиссией, т.е. повторный подсчет любая комиссия обязана проводить при наличии кворума, а не двух человек, что как минимум трижды показала Самарина.

1.1.6.2.Фразой: «там не было столов в помещении, мы брали с собой два стула. По Госдуме мы с Рябиченко не пересчитывали, я во всяком случае в этом не участвовала, а по ЗАКСу бюллетени были разложены на действительные и недействительные, что облегчало повторный пересчет голосов…» Самарина С.И. убедительно доказала следующее:

- этот якобы повторный подсчет голосов проведен в нарушение п.18 ст.68 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (После этого производится подсчет рассортированных бюллетеней установленной формы в каждой пачке отдельно по каждому кандидату, списку кандидатов, по позициям "Да" и "Нет" ("За" и "Против"). При этом бюллетени подсчитываются путем перекладывания их по одному из одной части пачки в другую таким образом, чтобы лица, присутствующие при подсчете, могли увидеть отметку избирателя, участника референдума в каждом бюллетене. Одновременный подсчет бюллетеней из разных пачек не допускается.), т.к. представить предусмотренную законом процедуру подсчета в отсутствие стола не возможно, по Госдуме подсчет также должен проводиться, причем отдельно по всем пачкам.

- этот якобы повторный подсчет голосов проведен в нарушение п.23 ст.68 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (После завершения подсчета рассортированные бюллетени упаковываются в отдельные пачки), т.е. на самом деле в соответствии с законом пачек и до пересчета, и после него должно быть не две – действительные и недействительные, а гораздо больше. Тем самым доказано, что Самарина и закон не знает, и содержимое мешков с бюллетенями вообще не видела, и ни в каком повторном подсчете голосов в соответствии с нормами закона не участвовала.

1.1.7.Приведенными в п.1.1.1.-1.1.5 материалами дела убедительно доказано, что у ТИК-21 оснований в виде жалоб (заявлений) для повторного подсчета голосов участковых избирательных комиссий и составления новых протоколов не было.

Сами решения ТИК-21 о проведении повторного подсчета голосов изготовлены и якобы реализованы в нарушение п.9 ст.69 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (вышестоящая комиссия вправе принять решение о проведении повторного подсчета голосов избирателей, участников референдума нижестоящей комиссией либо о самостоятельном проведении повторного подсчета голосов избирателей, участников референдума на соответствующем избирательном участке).

Во всех формулировках решений о проведении повторного подсчета (т.2, л.д.229-252) говорится о проведении подсчета по избирательному участку, и ТИК-21 проводил его не на соответствующем избирательном участке, а в нарушение закона в ТИК-21.

1.1.8. Представитель заинтересованных лиц Карасев Д.Ю. имел полное право привести в качестве оснований для повторного подсчета какие-либо неизвестные суду жалобы (заявления), неизвестные документы, показания наблюдателей, членов участковых избирательных комиссий и ТИК-21. Но их нет.

Сам Карасев на суде заявил (т.3, л.д.63): «Решение о пересчете голосов не знаю на основании каких документов принималось, я не готов ответить». Это важнейший момент не известен представителю заинтересованных лиц и на суде 06.06.2012 года, и на последнем заседании 16.07.2012 г. он ничего не прояснил (т.3, л.д.204-205).

Адвокат Беляков В.Г. в своей реплике напомнил Карасеву (т.3, л.д.205) : «Отсутствие соответствующей документации, подтверждающей хоть каким-то образом те протоколы, которые представила нам городская избирательная комиссия, является нарушением».

Несмотря на это, Карасев не воспользовался правом произнесения реплики и никак не пояснил, какие же документы подтверждают законность принятия решений о повторном подсчете голосов.

Мало того, он постоянно препятствовал нам в вызове председателей участковых избирательных комиссий, членов ТИК-21, в истребовании протоколов заседаний ТИК-21, что видно из протоколов судебных заседаний 28.05.2012 г.(т.3, л.д.32-43), 06.06.2012 г. (т.3, л.д.58-63), 09.07.2012 г. (т.3, л.д.144-150), 16.07.2012 г. (т.3, л.д.194-205).

1.1.9.Такая позиция Карасева Д.Ю. вполне понятна, т.к. явившиеся на суд свидетели подтвердили нарушения порядка повторного подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением).

Согласно п.9 ст.69 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» повторный подсчет голосов избирателей, участников референдума проводится в присутствии члена (членов) вышестоящей комиссии с правом решающего голоса комиссией, составившей и утвердившей протокол, который подлежит проверке, или комиссией, принявшей решение о повторном подсчете голосов избирателей, участников референдума с обязательным извещением членов соответствующей комиссии с правом совещательного голоса, наблюдателей, кандидатов, иных лиц, указанных в пункте 3 статьи 30 настоящего Федерального закона, которые вправе присутствовать при проведении повторного подсчета голосов избирателей.

1.1.9.1.Воспрепятствование наблюдению за повторным подсчетом в виде отсутствия обязательного извещения о проведении повторного подсчета в ТИК-21 подтвердили свидетели Коршаков В.В. (т.2, л.д.37), Мохонько И.А. (т.3, л.д.145-148), Мохонько Е.Д.

1.1.9.2.Прямое нарушение п.9 ст.69 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» на всех участковых избирательных комиссиях, где повторный подсчет якобы проводился силами участковых избирательных комиссий, состоит в том, что он проводился в отсутствии члена (членов) вышестоящей комиссии с правом решающего голоса.

Этот факт доказан тем, что подписи члена вышестоящей комиссии нет ни на одном протоколе повторного подсчета голосов, якобы проводимого участковой избирательной комиссией (УИК № 630, т.2, л.д.72-73, УИК № 633, т.2, л.д.78-79, УИК № 635, т.2, л.д.82-83, УИК № 637, т.2, л.д.86-87, УИК № 675, т.2, л.д.94-95, УИК № 678, т.2, л.д.100-101, УИК № 680, т.2, л.д.102-103, УИК № 681, т.2, л.д.104-105, УИК № 682, т.2, л.д.106-107, УИК № 641, т.2, л.д.124-125, УИК № 661, т.2, л.д. 164-165).

Также данный факт косвенно подтвержден тем, что Карасев Ю.Д. даже не пытался доказать иное.

1.2.Опровержения доказательств, представленных заявителем, со стороны заинтересованных лиц (Санкт-Петербургская избирательная комиссия и ТИК-21).

1.2.1.Заинтересованные лица считают, что протоколы наблюдателей оформлены не должным образом. Однако они никак не опровергли подписи должностных лиц участковых комиссий и печати участковых комиссий на протоколах заявителей и даже не пытались утверждать или доказывать подложность этих подписей или печатей.

Во всех участковых избирательных комиссиях были наблюдатели от «Единой России». Однако заинтересованные лица не привели ни одного свидетеля, который получал бы какие-либо иные протоколы в участковых избирательных комиссиях, чем косвенно подтвердили подлинность протоколов, представленных заявителем.

1.2.2.В обоснование повторного подсчета голосов ТИК-21 представила единственную жалобу Ларионова В.Б.

Однако эта жалоба вызывает сомнения в её достоверности в связи со следующим.

В ней говорится о жалобах наблюдателей с участков.

Но, во-первых, не указывается, кто конкретно из наблюдателей и на какие конкретно нарушения жаловался. Отметим, что это утверждение противоречит информации об отсутствии жалоб (заявлений) в протоколах, представленных как заявителем, так и заинтересованными лицами.

Во-вторых, на жалобе Ларионова В.Б. не указано время её подачи и не стоит входящий номер жалобы в ТИК-21, т.е. на самом деле она не была 5 декабря принята ТИК-21.

В-третьих, председатель ТИК-21 Клейменов С.С. 26.12.2011 г. сообщил (т.3, л.д.54: «…До подписания итоговых протоколов – претензий, замечаний, особых мнений от представителей политических партий не поступало…». Это ещё одно доказательство фальшивости жалобы Ларионова В.Б.

В-четвертых, в самом начале указанного ответа Клейменов С.С. подтвердил факт регистрации входящей информации в ТИК-21 – жалоба от 08.12.2011 года зарегистрирована под номером 609ж-11, в то время как жалоба Ларионова не содержит входящий номер ТИК-21, что лишний раз доказывает фальшивость жалобы Ларионова В.Б.

1.2.3.На суде было указано (т.3, л.д.203), что жалоба Ларионова не затрагивает якобы нарушений на участках №№ 646, 651, 652, 654, 657, 662, 664, 665, 668.

Т.е., никаких обращений о нарушениях закона, допущенных данными УИК при подсчете голосов избирателей, Санкт-Петербургская избирательная комиссия и ТИК-21 суду не представили. Соответствующая фраза в решениях ТИК-21 о повторном подсчете голосов на указанных участках (т.2., л.д. 231, 240, 239, 238, 237, 236, 235, 234, 233), является ложью. Подложность решений ТИК-21 о повторном подсчете по данным участкам ничем и никем не опровергнута.

1.2.4.Показания свидетеля Самариной С.И. могли бы опровергнуть другие члены ТИК-21, о вызове которых в суд заявитель неоднократно ходатайствовал.

Однако и прокурор, и представитель заинтересованных лиц этому постоянно препятствовали, видимо, боясь того, что они подтвердят показания Самариной С.И..

Тем самым фактически убедительно подтверждены показания Самариной С.И.. о нарушениях на выборах.

Самарина С.И. однозначно указала на то, что якобы одни результаты председатели комиссий выдавали наблюдателям, другие – в ТИК, и при повторном подсчете подтверждались данные, полученные ТИК (из п.1.1.6, т.3, л.д.40, Самарина: «-наиболее частым были расхождения в протоколах, выданных наблюдателям, и цифрах, которые были в ТИК. Протоколы, которые находились на руках у наблюдателей, отличались от протоколов, которые поступали в ТИК. Это была основная жалоба, в связи с чем проводился повторный подсчет голосов…

-подтвердились данные ТИК…»).

Тем самым она опровергает жалобу Ларионова, поскольку он мотивирует жалобу уменьшением голосов, поданных в пользу «Справедливой России». Полученные ТИК-21 протоколы участковых комиссий, по указанному утверждению Самариной, при пересчете подтверждались, и отличались от неведомо как полученных ТИК-21 протоколов наблюдателей. Т.е. сведения об уменьшении голосов, изложенные Ларионовым, были заведомо ложными с точки зрения якобы полученных ТИК-21 протоколов и не могли быть положены в основание для отмены решений участковых комиссий по итогам голосования.

Тем самым Самарина опровергает все решения ТИК-21 (т.2., л.д.239-252) по отмене решений участковых комиссий по итогам голосования и по проведению повторного подсчета голосов ТИК-21 и участковыми комиссиями.

1.3.Суммируя сказанное в п.п.1.1 и 1.2., приходим к следующим выводам.

1.3.1.Доказан факт отсутствия оснований (отсутствие жалоб) для повторного подсчета голосов как минимум по участкам №№ 646, 651, 652, 654, 657, 662, 664, 665, 668 (см.п.1.2.3).

Сама единственная жалоба Ларионова В.Б. является подложной (см.п.1.2.2). Поэтому и для остальных избирательных участков территорий 18 и 19 не было оснований для повторного подсчета голосов.

Доказан факт нарушений при якобы повторном подсчете голосов (п.1.1.6 данной жалобы).

Доказан факт нарушения закона при формулировке решения о проведении повторного подсчета голосов и его реализации (п.1.1.7 данной жалобы).

Доказан факт нарушения закона в виде отсутствия документальных оснований для принятия решения о проведении повторного подсчета голосов (п.1.1.8 данной жалобы).

Доказан факт нарушения порядка повторного подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением) (п.1.1.9 данной жалобы).

Несостоятельны все попытки (п.1.2) опровержения заинтересованными лицами доказательств, представленных заявителем по данным фактам.

Даже если принять во внимание сомнения прокурора и заинтересованных лиц по поводу протоколов, полученных наблюдателями и представленных заявителем, доказанные нарушения закона не позволяют выявить действительную волю избирателей, в связи с чем в соответствии со ст.77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» суд должен признать итоги голосования, результаты выборов по территориям 18 и 19 недействительными.

2.Принятое судьей Вересовой Н.А. решение в первую очередь удивляет непоследовательностью действий судьи Вересовой Н.А., на последнем заседании резко отошедшей от ранее соблюдаемых ею норм закона и принятых ранее ею решений.

Такое поведение судьи трудно объяснить чем-то иным, кроме как давлением, выплывшем наружу на последнем судебном заседании.

Неожиданно до начала судебного заседания 16.07.2012 г. в зал заседания зашли 8 крепких молодых людей с непонятными целями, личности которых, несмотря на мою просьбу, судья явно побоялась устанавливать (фото 1, 2). Никогда ранее ни на одном судебном заседании эти люди не появлялись, ни один из них не являлся вызванным свидетелем по делу. Их фотографирование адвокатом Беляковым В.Г. явно было успокаивающим моментом и помехой в осуществлении каких-либо провокаций.

3. Принятое судьей Вересовой Н.А. решение (т.3, л.д.208-222) является незаконным и необоснованным в связи со следующими нарушениями материального и процессуального права.

Вообще не понятно, как такое решение можно написать вопреки всем материалам дела.

3.1.В решении на л.д.220, т.3 судья Вересова Н.А. утверждает: «Иных доказательств, свидетельствующих о нарушениях, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, на основании которых итоги голосования и результаты выборов могут быть признаны недействительными, суду не представлено».

Однако и до, после этого утверждения в решении суда указаны множественные доказательства нарушений, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, при этом судья Вересова Н.А. в своем решении их привела (в том числе некоторые с недопустимыми искажениями), но не проанализировала, а именно.

3.1.1.О том, что повторного подсчета голосов не было, о том, что на него не приглашали, заявили практически все допрошенные свидетели, (т.3, л.д.214-219). Ни один свидетель не подтвердил ни факт повторного подсчета голосов на участковой избирательной комиссии, ни приглашение на него. Заинтересованные лица не представили ни одного бесспорного доказательства такого подсчета. Однако в своем решении судья Вересова Н.А. никак не проанализировала такие обстоятельства дела.

3.1.2.О том, что жалоб (заявлений) для обоснования повторного подсчета голосов не было, заявили практически все допрошенные свидетели (т.3, л.д.214-219).

В решении судьи Вересовой Н.А. обойден молчанием тот факт, что ни один из протоколов участковых избирательных (в том числе из представленных заинтересованными лицами) не содержит информации о жалобах (заявлениях) для обоснования повторного подсчета.

В решении судьи Вересовой Н.А. обойден молчанием тот факт, что сам председатель ТИК-21 Клейменов С.С. в своем ответе от 26.12.2011 г. сообщил (т.3, л.д.54), что: «…До подписания итоговых протоколов претензий, замечаний, особых мнений от представителей политических партий не поступило».

В решении судьи Вересовой Н.А. обойден молчанием тот факт, что представитель заинтересованных лиц Карасев Д.Ю. на суде заявил (т.3, л.д.63): «Решение о пересчете голосов не знаю на основании каких документов принималось, я не готов ответить». Далее на суде Карасев Д.Ю. так ничего и не сообщил, не привел никаких доказательств наличия документов, обосновывающих повторный подсчет голосов.

3.1.3.В решении судьи Вересовой Н.А. обойдены молчанием факты того, что единственная жалоба Ларионова В.Б., представленная заинтересованными лицами в обоснование повторного подсчета голосов, по мнению заявителя является подложной (см.п.1.2.2), что представитель заинтересованных лиц Карасев Д.Ю. в своем выступлении на суде никак не пояснил, какие же документы подтверждают законность принятия решений о повторном подсчете голосов (т.3, л.д.204-205), хотя об отсутствии таких документов говорилось на суде (т.3, л.д.205).

3.1.4. В решении судьи Вересовой Н.А. обойдены молчанием и искажены (т.3, л.д.221-222) важные факты показаний члена ТИК-21 Самариной С.И., подтверждающих недопустимые нарушения закона при якобы повторном подсчете голосов в ТИК-21.

Во-первых, показания Самариной С.И. противоречивы (т.3, л.д.39-41): то они проводили повторный подсчет по ГосДуме, то не проводили, то они это делали с Рябиченко (вдвоем), то присутствовала Швец К., то кворум в комиссии 8 человек, то 5.

Во-вторых, судья Вересова Н.А. не включила в текст решения важные факты, свидетельствующие о нарушения закона при повторном подсчете голосов, однозначно и неоднократно указанные Самариной С.И.. Это подсчет бюллетеней в отсутствие кворума (вдвоем вместо как минимум пяти человек), подсчет в отсутствие стола для подсчета (было там только два стула для двоих человек), подсчет в отсутствие обязательного извещения имеющих право присутствия при подсчете лиц (не извещались как минимум наблюдатель Коршаков В.В. (т.2, л.д.37), кандидаты в депутаты).

В-третьих, судья Вересова Н.А. исказила в решении (т.3, л.д. 222) суть показаний Самариной С.И.: «Когда пересчет производился территориальной комиссией… присутствовали кандидаты в депутаты».

На самом деле Самарина С.И. говорила (т.3, л.д.41): «…кандидаты в депутаты при мне не присутствовали», (т.3, л.д.42): «я не могу утверждать, присутствовали или нет кандидаты в депутаты при повторном пересчете, но когда мы считали, я их не видела».

3.1.5.На основании собственных умолчаний, искажений, отсутствия анализа данных свидетелями показаний судья Вересова Н.А. приходит в решении к ничем не обоснованному выводу (т.3, л.д.222): «Таким образом, ТИК № 21 проводя повторный подсчет голосов, действовала в соответствии с полномочиями, представленными ей законодательством, и оснований для признания её действий по повторному подсчету результатов голосования незаконными не имеется».

На самом деле оснований для такого вывода в деле нет в связи с уже изложенным и со следующим.

Никаких жалоб вообще для обоснования повторного подсчета голосов по участкам №№ 646, 651, 652, 654, 657, 662, 664, 665, 668 заинтересованными лицами не приведено.

В нарушение п.9 ст.69 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» якобы повторный подсчет проводился на участковых избирательных комиссиях в отсутствии члена (членов) вышестоящей комиссии с правом решающего голоса. Судье Вересовой Н.А. данная норма закона известна (т.3, л.д.220), но она почему-то не видит в деле доказательств данного нарушения.

Этот факт доказан тем, что нет подписи члена вышестоящей комиссии ни на одном протоколе повторного подсчета голосов, якобы проводимого участковой избирательной комиссией (УИК № 630, т.2, л.д.72-73, УИК № 633, т.2, л.д.78-79, УИК № 635, т.2, л.д.82-83, УИК № 637, т.2, л.д.86-87, УИК № 675, т.2, л.д.94-95, УИК № 678, т.2, л.д.100-101, УИК № 680, т.2, л.д.102-103, УИК № 681, т.2, л.д.104-105, УИК № 682, т.2, л.д.106-107, УИК № 641, т.2, л.д.124-125, УИК № 661, т.2, л.д. 164-165).

Данный факт даже не пытался опровергнуть представитель заинтересованных лиц Карасев Ю.Д..

3.1.6.В своем решении судья Вересова Н.А. указывает (т.3, л.д.221): «Основанием для повторного подсчета голосов избирателей послужили сомнения в правильности составления протоколов УИК и наличие обращений о нарушениях закона, допущенных УИК при подсчете голосов избирателей, а также жалоба от кандидата в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от партии «Справедливая Россия» Ларионова В.Б.».

На самом деле представитель заинтересованных лиц ни по своей инициативе, ни в ответ на неоднократные ходатайства заявителя не представил суду те первичные протоколы УИК, которые якобы вызвали сомнения, их в деле нет. Однако ни одного конкретного сомнения в решениях ТИК-21 по отмене итогов голосования и повторному подсчету голосов ни в одном решении не указано. Нам, как и любому непредвзятому участнику процесса, ясно: нет первичных протоколов – нет и сомнений.

Ещё раз приходится повторять, что представитель заинтересованных лиц ни по своей инициативе, ни в ответ на неоднократные ходатайства заявителя не представил суду какие-либо обращения о нарушениях закона, их в деле нет.

То, что жалоба Ларионова В.Б подложная, видно из материалов дела и доказано в п.1.2.2 данной жалобы.

Данный вывод судьей Вересовой Н.А. сделан, как и предыдущие, на основании неполного, необъективного, одностороннего исследования материалов дела и не может быть признан законным и обоснованным.

3.2. В нарушение ч.1. ст.12 ГПК РФ о состязательности сторон суд на последнем заседании 16.07.2012 г. отказался от вызова для допроса в качестве свидетелей лиц, по которым суд ранее принял решение о вызове (председатели участковых избирательных комиссий, члены ТИК-21), способных подтвердить подложность протоколов голосования и подложность документов, представленных заинтересованными лицами.

а) Статья 12 ГПК РФ гласит:

«1. Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

2. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел».

Согласно пункту 2 статьи 156 ГПК РФ, «Председательствующий руководит судебным заседанием, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела, устраняет из судебного разбирательства все, что не имеет отношения к рассматриваемому делу. В случае возражений кого-либо из участников процесса относительно действий председательствующего эти возражения заносятся в протокол судебного заседания. Председательствующий дает разъяснения относительно своих действий, а при коллегиальном рассмотрении дела разъяснения даются всем составом суда».

В то же время, на последнем судебном заседании 16.07.2012 г. судья Вересова Н.А., очевидно, не исполнила возложенные на неё обязательства, в связи с чем принцип состязательности сторон был грубейшим образом нарушен.

Заявитель указывал на незаконность повторного подсчета, в т.ч. в связи с нарушением процедуры его проведения. Заявитель указывал суду, что члены участковых комиссий не присутствовали при пересчете, наблюдатели не были извещены.

Суд попросту отказал Заявителю в представлении основополагающего доказательства – показаний лиц, непосредственно занимавшихся подсчетом голосов.

Таким образом, в нарушение приведенных положений процессуального законодательства, судом не было обеспечено содействие Заявителю в реализации его прав, не были созданы условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданского дела. Более того, суд максимально препятствовал Заявителю в реализации указанных прав.

б) Согласно пункту 1 статьи 249 ГПК РФ, «Обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие)».

В рамках судебного разбирательства Заинтересованное лицо ни разу не оспорило многократные утверждения Заявителя о неправомерности повторного подсчета голосов, не представило тех наблюдателей, кандидатов в депутаты, которые могли быть на этих якобы повторных подсчетах и подтвердить факт их проведения.

Судом данное обстоятельство должно было быть оценено при принятии решения, поскольку фактически, Заинтересованное лицо, в нарушение приведенного выше положения ГПК РФ устранилось от аргументации своей позиции. Однако суд попросту закрыл глаза на этот факт.

Вывод: Заявитель несколько раз на протяжении судебного процесса заявлял отвод председательствующему судье, ссылаясь на иные обстоятельства, вызывающие сомнения в объективности и беспристрастности судьи. Заявитель указывал, что судья не исполняет должным образом обязанности председательствующего, и, вместо содействия, препятствует ему в защите его прав и интересов. Приведенные выше рассуждения демонстрирует обоснованность такого вывода. В связи с чем, Заявитель полагает, что необъективный и пристрастный судья (тем более в споре, вытекающем из публичных правоотношений!) лишает его, как гражданина Российской Федерации всех предусмотренных законодательством гарантий защиты прав и, на этом основании, просит отменить незаконное решение.

Дополнительно Заявитель хочет отменить, что суд очень внимательно отнесся к доводу Заинтересованных лиц о несоответствии ряда показателей в протоколах, предоставленных Заявителем. В то же время, довод этот не имеет ровно никакого отношения к предмету спора. Заявитель представил данные документы лишь с целью демонстрации того факта, что данные об итогах выборов, после установления результатов, были изменены. Этот факт был в рамках судебного заседания установлен и не оспаривался Заинтересованными лицами. Далее Заявитель говорил о незаконности произведенного пересчета, поскольку процедура повторного подсчета была нарушена грубейшим образом, а вовсе не о конкретных показателях в том или ином варианте протокола.

Учитывая данное положение вещей, выяснять, какие цифра стоят в протоколе в строке №5, строке №6 и т.д. попросту неуместно. Факт изменения данных впоследствии был установлен. Суду оставалось лишь, опираясь на утверждения Заявителя и на доказательства, которые в обоснование своей позиции должно было представить, но не представили Заинтересованные лица, установить, был ли повторный подсчет правомерен.

Единственным способом определить правомерность процедуры повторного подсчета – был бы допрос в судебном заседании лиц, которые в нем должны были принимать участие согласно закону. Однако суд отказал в допросе указанных лиц.

Суд принял как данность факт повторного подсчета голосов избирателей, по неясной Заявителю причине презюмировав его правомерность, несмотря на то, что именно на незаконность повторного подсчета указывал Заявитель.

В этом обстоятельстве Заявитель видит так же нарушение принципа состязательности сторон, поскольку позиция Заинтересованных лиц о законности всех действий ТИК (в т.ч. повторного подсчета голосов избирателей) была принята судом без сомнений и колебаний, в то время, как мнение противоположной стороны суд даже не позволил обосновать.

3.3.В указанном решении судья Вересова Н.А. заявляет (т.3, л.д.210): «Якушенко С.В. в своем заявлении и дополнении к нему не указал, каким образом были нарушены его права как избирателя…».

Судья Вересова Н.А., видимо, не читала дело, поскольку на л.д.18, т.3, ещё 28.05.2012 г. была дополнительно разъяснена суду суть нарушения моего права избирать на тот случай, если суду будет необходимо разъяснять очевидное.

Я указывал, что преступные действия известной группы лиц лишили меня права избирать и что именно эти лица вместо меня «избирали», какой партии, какому кандидату приписать мой голос.

Мало того, эти же лица и на других участках лишали меня права избрать того кандидата, ту партию, за которую я проголосовал.

Там же я просил стороны, участвующие в деле, более не повторять очевидную «глупость» о том, что законность или фальсификация итогов голосования являются делом и проблемой политических партий.

3.4.В выступлении адвоката истца (т.3, л.д.203) обосновывалась необходимость вынесения частных определений в адрес ТИК-21, Санкт-Петербургской избирательной комиссии, прокуратуры в связи с обнаруженными в суде нарушениями законов соответствующими должностными лицами.

Однако судья Вересова Н.А. в своем решении никак не проанализировала вопрос о вынесении частных определений.

Тем самым суд грубо нарушил требование, изложенное в п.45 ПОСТАНОВЛЕНИЯ Пленума Верховного Суда РФ от 31 марта 2011 г. N 5 «О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»:

«45. При рассмотрении данной категории дел суды не должны оставлять без внимания выявленные недостатки в деятельности избирательных комиссий, комиссий референдума, общественных объединений, должностных лиц, способствовавшие нарушению избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации и (или) создававшие препятствия для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дел данной категории, используя предоставленное им частью 1 статьи 226 ГПК РФ право вынесения частного определения».

В связи с изложенным в соответствии со статьями 327-330 ГПК РФ,

ПРОШУ:

1.Решение Колпинского районного суда 16 июля 2012 года по гражданскому делу № 2-422/12 об отказе в удовлетворении моей жалобы отменить.

2.Признать недействительными официально объявленные итоги голосования на выборах 04.12.2011 и выборы в Законодательное собрание Санкт-Петербурга по избирательным территориям Санкт-Петербурга №№ 18 и 19 в части результатов голосования по выборам депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.

3.Обязать Санкт-Петербургскую избирательную комиссию назначить новые выборы Законодательного Собрания Санкт-Петербурга по избирательным территориям Санкт-Петербурга №№ 18 и 19 .

«___» _______________ 2012 года _________________________ Якушенко С.В.


Вместе мы победим!