SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 


За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям


Спасем Санкт-Петербург от варваров!

"Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, –
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был"
Анна Ахматова, эпиграф к поэме Реквием.


ПУБЛИКАЦИИ


КОМУ ДАМБА, А КОМУ АМБА, 25-27 АПРЕЛЯ 2005

Недавно правительство РФ определилось с датой достройки Комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений (КЗС). Знаменитый питерский долгострой планируют закончить к 2007 году (первоначальный срок завершения строительства истек 13 лет назад). Однако известный питерский ученый, доктор географических наук, давний и последовательный противник строительства КЗС Владимир Знаменский и сейчас убежден: городу во много раз больше угрожает сама дамба, нежели стихийные бедствия

– Владимир Аполлонович, а как же наводнения?..

– Давайте возьмем все подъемы уровня воды выше 150 сантиметров за 300-летнюю историю Петербурга. С 1703 по 1800 год их было 76, они затапливали город на 100–200 сантиметров – во многом из-за низких отметок самой территории города. С 1801 по 1900 год из 82 подъемов уровня в городе реально ощутили 23. С 1901 по 2000 год из 143 подъемов уровня воды только 4 вызвали затопление прибрежных территорий. Благодаря постоянному повышению городской территории снижалось число случаев затопления Питера. Сейчас планировочная отметка территории города – 320 сантиметров над ординаром, что соответствует высоте наводнения повторяемостью раз в сто лет. Но дело не только в количестве. Наряду с отрицательным следует отметить и положительный эффект стихии. Поступательная, длинная волна наводнения входит в Невскую губу с расходом воды, в 10–30 раз превышающим среднюю величину расхода Невы. При таких мощных потоках осуществляется идеальная очистка губы и дельты от свалок грязного грунта и естественных отложений. В этом же направлении действуют и ежегодные, рядовые наводнения, не приносящие каких-либо неприятностей городу.

– То есть наводнения не столько вредят, сколько помогают?

– Да, причем бесплатно. За время от основания города до строительства дамбы природный режим колебаний уровня и постоянная промывка губы и дельты обеспечивали не только устойчивость их глубин, но и достаточно благополучное санитарно-экологическое состояние.

– Дамба положит конец «бесплатной помощи» природы?

– С 1962 по 1970 год я изучал на моделях влияние проектируемой дамбы – как на удаление сточных вод за пределы города, так и на санитарное состояние губы. Исследования показали, что наличие дамбы ухудшает санитарное состояние Невской губы в 2–2,5 раза. Исследования были одобрены ученым советом Государственного гидрологического института (ГГИ), приняты Ленгорисполкомом. Но, ознакомившись с ними, Ленинградский Гидропроект (генеральный проектировщик дамбы) под угрозой лишить ГГИ договорных работ предложил отстранить меня от выполнения работ и срочно заказал «нужные» результаты своему ведомственному институту. На материалы моих исследований был поставлен гриф «Для служебного пользования», а мне предложили перейти на другую работу.

– Существовали ли другие варианты защитных сооружений, кроме дамбы?

– Всего было два варианта – западный (тот, что сейчас претворяется в жизнь) и восточный. Последний предполагал размещение всех защитных сооружений на подсыпанных до отметки 3,2 метра берегах морского края Невской дельты. Таким образом существенно снизилась бы стоимость и сохранились природные условия естественного контакта и водообмена Невской губы с Финским заливом. Этот вариант был разработан ГГИ, получил высокую оценку экспертной комиссии Ленгорисполкома, но был отвергнут первым секретарем обкома Романовым. На предупреждение об опасности погубить Невскую губу он заявил: «Будем строить по западному варианту. А если губа зацветет и провоняет – мы ее засыплем». На сегодняшний день первая часть пророчества секретаря обкома сбылась.

...В 1979 году Гидропроект завершил технический проект западной дамбы и представил его на экспертизу во Всесоюзное общество охраны природы (ВООП), в Госкомитет по науке и технике (ГКНТ). ВООП посчитал «неприемлемым, нерациональным и рискованным строительство защитной дамбы по западному варианту». ГКНТ выдвинул требование не приступать к строительству до осуществления всей системы водоохранных мероприятий. А президент АН СССР академик Анатолий Александров потребовал «немедленного изучения ухудшения водообмена в отсекаемой дамбой части Невской губы, поскольку это может привести к существенным нарушениям санитарного режима города и прилегающей местности». Но, несмотря на все явные и скрытые недостатки проекта, 20 августа 1979 года было принято историческое решение: дамбе – быть. К 1982 году была перекрыта значительная часть северного пролива Невской губы, и это незамедлительно сказалось на ухудшении ее экологического состояния. Дамба сузила естественную ширину проливов Невской губы на 88%, а сечение – на 70% и стабилизировала ее уровень, что вызвало подтопление территории города, ведущее к ослаблению грунтовых оснований и разрушению подземных коммуникаций, фундаментов зданий и тоннелей метро. В зоне избыточного увлажнения, в которой находится город, этот процесс стал уже необратимым. Дамба продолжала строиться, а состояние Невской губы – интенсивно ухудшаться.

– Как отреагировали на это экологи?

– Общественное негодование и многочисленные обращения в Академию наук побудили ее президиум назначить комиссию под председательством члена-корреспондента Алексея Яблокова. После обстоятельного изучения проекта, а также сопоставления экологического состояния губы и залива до, во время и после строительства дамбы, комиссия пришла к следующим выводам: 1) проект экономически и экологически необоснован, 2) после возведения дамбы в губе и восточной части залива изменились структура и динамика водных потоков, 3) резко ухудшились экологические и санитарно-гигиенические показатели качества воды и рекреационные возможности водоемов, 4) полностью ликвидирована эффективность мероприятий по очистке сточных вод города и оздоровлению Невской губы, 5) продолжение строительства в огромной степени увеличивает неоправданный экологический риск. Комиссия рекомендовала прекратить строительство. Ленгорсовет согласился с ее выводами. Казалось бы, высшая научная инстанция страны и местная власть сказали свое последнее слово. Но было решено организовать Международную экспертную комиссию (МЭК), выделив под ее работу 400000 долларов США. Подготовку к формированию и приглашению международной комиссии поручили... дирекции строительства дамбы. Вероятно, как самой «объективной» и «незаинтересованной» организации. Для этой цели она оплатила из «своих» средств 175661 доллар зарубежному подрядчику, Дельфтской гидравлической лаборатории (Нидерланды). Подготовленный ею за эти деньги отчет для МЭК содержал «нужный» вывод – дамбу нужно достраивать.

– А решение комиссии Академии наук учтено не было?

– МЭК поступила «корректно» и не стала подвергать его сомнению – ей было просто позволено его не заметить. Затем последовала пауза, и в конце 1994 года правительство РФ издало постановление о завершении строительства КЗС, мотивируя его особой важностью. Других обоснований не было, просто указывалось на необходимость завершить строительство КЗС к 2001 году. Дирекции строительства поручалось проведение необходимой корректировки (без уточнения, кому необходимой и какой именно) проекта. И повторилась та же история. В качестве основного аргумента Министерство природных ресурсов использовало заключение МЭК. Правда, к нему добавлены выводы экспертов Европейского банка реконструкции и развития, которые также пришли к выводу «о незначительном влиянии КЗС на состояние губы и залива». До сих пор остается загадкой, почему решение принимали не научные специалисты по экологической безопасности, а эксперты Европейского банка? Что именно свидетельствует о незначительном влиянии дамбы и как это было установлено? Но эти вопросы остались без ответов.

– С начала строительства дамбы прошло более четверти века. Как это повлияло на город и что следует ожидать в дальнейшем?

– Негативное влияние дамбы возрастает с каждым годом. Только для частичной его нейтрализации потребуются огромные затраты. Уже сейчас бессмысленны расходы на эксплуатацию городских очистных сооружений, поскольку загрязнение Невской губы и цветение восточной части залива непрерывно возрастают. Резко снижаются туристические и рекреационные возможности этих водоемов, что влечет большие потери для населения и бюджета города. Подтопление города, находящегося в зоне избыточного увлажнения, ведет к увеличению количества аварий на его подземных коммуникациях и к повсеместно возрастающему разрушению фундаментов зданий. Особенно опасно это для высотного строительства, развивающегося в городе. Суммарный ущерб от негативного эффекта в полной мере не поддается исчислению, но в ежегодном интервале он близок к миллиарду долларов, и если дамбу не разберут, то постепенно город будет разрушен. С целью предотвратить такую судьбу для Питера я обращался и к властям, и ко многим депутатам Госдумы от Петербурга, предоставляя им в качестве аргументации, опубликованные мною монографии. Не то что действия – даже ответа не последовало. Может быть, неизбежное разрушение города уже следует учитывать при составлении нового генплана?

– Владимир Аполлонович, так что же теперь, на ваш взгляд, делать с дамбой – разбирать? Ведь столько денег уже в нее вложено...

– Можно было бы вернуться к рассмотрению восточного варианта, который проходил по морскому краю Невской дельты. В современных условиях этот вариант совпадает с предложениями об организации западного диаметра окружной кольцевой дороги. Может быть, его можно будет совместить с защитными сооружениями, как это предлагалось в варианте ГГИ. Тогда западный вариант будет не нужен, и Невская губа вернется к природному водообмену с Финским заливом, а очистные сооружения получат помощь природного самоочищения. Есть и другой вариант решения этой проблемы: создание локальной защиты отдельных зданий или объектов города в сочетании со страховыми обязательствами владельцев этих объектов. Сумма выделенных правительством капиталовложений на достройку дамбы, равная одному миллиарду долларов, фактически является повторным финансированием западного варианта дамбы.

Существующие объекты КЗС в значительной степени могут быть использованы для создания трех портовых терминалов: Бронка, Котлин, Горская. При отсутствии портов на Балтике это будет развитием порта Петербург. При этом потери на частичную разборку дамбы будут в большой степени сокращены.

Артем КОСТЮКОВСКИЙ,

«АиФ-Петербург», специально для «Новой»

фото ИНТЕРПРЕСС

Справка «Новой»

Знаменский Владимир Аполлонович, выпускник ЛВИМУ имени Адмирала Макарова по специальности «гидрометеорология-океанология». Работал в Государственном гидрологическом институте, Институте озероведения АН СССР (заместитель директора по научной работе), Ленинградском государственном техническом университете. Выполнял гидравлическое моделирование крупных водных объектов (Финский залив, Невская губа, Рижский залив, Братское водохранилище, озеро Байкал). Осуществлял научно-методическое руководство исследованиями на крупных озерах и водохранилищах. Кандидат технических наук по специальности «гидравлика и инженерная гидрология» (1961), доктор географических наук (по специальности «Рациональное использование природных ресурсов и охрана природы») (1980). Автор более 140 научных работ, в том числе 6 монографий.

http://www.novayagazeta.spb.ru/2005/30/1


Вместе мы победим!